inomarkina: (Default)
Мы разговаривали, как всегда ни о чём, и я слушала истории из одной богатейшей жизни.
- Но как-то вы жили же, в семидесятые годы, на деньги двух студентов...
- А знаешь, как приходилось. Иногда это были не только деньги студентов.
- В смысле?
- Это было как раз на последнем курсе. Нас послали на очередную "картошку", а точнее на плодоовощную базу. Ну, понятное дело, всей фигнёй, которую там надо было делать, мало кто интересовался, и отработав несколько часов основная масса сваливала пить.
А я, как один из самых хитрых и ловких, активно начинал тырить.
- Что?
- А всё. По сезону. Однажды я умудрился уволочь с базы три арбуза, а пешком там было идти примерно километров пять. Но ничего, утащил, один арбуз отдал жене, другой тёще, третий жена унесла на работу. Так вот, когда я их вёз в автобусе домой, вместе со мной ехала товаровед с этой базы. Я, конечно, испугался, попытался как-то спрятаться, но она подошла ко мне и просто сказала "Вить, хватит дурака валять. Неужели ты думаешь, я тебя не вижу? Неужели ты думаешь, что я не в курсе, сколько кто отсюда унёс? Пока оно не записано у меня - ты можешь тащить сколько хочешь".
Потом я узнал, что она списывает под всякую "усушку-утруску" десять процентов. Ты можешь себе представить десять процентов от двух вагонов арбузов? Вот потому я сначала удивлялся - как такая женщина, в советское время в сапогах да кольцах с бриллиантами, торчит на этой занюханной базе. Потом удивляться перестал.
Параллельно с этими овощами я тогда записался в секцию борьбы, до этого уже пройдя дзюдо и самбо, а в секции как-то мало кто чего умел, ну и на первых двух занятиях я умудрился побороться со всеми, кто там был. Потом ушёл к другому тренеру.

А через пару месяцев на базе я своего приятеля встретил, Арсена. Мы вместе тиснули очередной мешок какой-то картошки, и он мне поведал, что среди местных уже давно ходят слухи про некоего Витю-самбиста, который утаскивает с базы овощей больше своего веса. Я сначала даже не понял. Оказалось - это про меня мифы... Хорошее было время.
inomarkina: (Default)
Большой газон перед зданием – там много травы и красивых цветов, лето, жара. В траве звенят стрекозы, жужжат шмели и стрекочут кузнечики. Я приехала к папе. Папа охраняет мебельный магазин, сегодня праздник, а он на работе, но кроме него там никого нет, и поэтому мы с мамой смогли приехать к нему. Я играю на компьютере – компьютеры пока редкость, и бегающий по лабиринту колобок – это так здорово. А ещё я очень люблю этот газон перед магазином. Я знаю названия всех цветов, которые там растут. Дикие летние цветы, растущие везде в июле и августе – пижма, львиный зев, уже отцветающие одуванчики. Большой стеклянной банкой я ловлю шмелей – я их совсем не боюсь.
Папа берёт бутылку из-под «Спрайта» и наливает туда обычную воду, мы выходим на асфальт около газона и кидаем по очереди двухлитровую бутылку вверх – она падает, но упорно не лопается, чего мы с папой и добиваемся, но вот он кидает её очень высоко, и у бутылки отлетает дно. Мы смеёмся. Мама купила по дороге вкусный торт, и мы пьём чай, в мебельном магазине много кресел и диванов, можно на всём посидеть, а на ночь мама оставит меня здесь.
Мы с папой слушаем радио Nostalgie на маленьком приёмнике Aiwa, потом он говорит мне:
- Выбирай любой диван,
я выбираю самый большой, и всю ночь катаюсь по нему – дома у меня узкая кровать, и спать на таком огромном диване – практически фантастика.
Мне одиннадцать лет. Папа – сильнее всех, я знаю, что однажды они с мамой, наверное, разведутся, но пока всё вроде бы хорошо. В выходные мы сядем на машину и поедем в лес, будем жечь костёр, папа покажет мне, как лучше разжигать огонь, потом соберём много грибов и дома пожарим на большой сковородке.
***
- Скорая? Здравствуйте. Можете выехать по адресу…? Да, сильные боли в области сердца. Женщина. Пятьдесят девять. Спасибо, ждём.
Я капаю валокордин в рюмку и жду врачей. Я привыкла их часто ждать. У мамы слабые нервы. А я уже давно хорошо разбираюсь в лекарствах.
На выходных я еду к папе. Они с мамой развелись, и он живёт в другом месте.
Он выглядит хуже, чем неделю назад, я знаю, что лечение идёт как-то странно. У папы рак лимфы.
Он протягивает мне ампулу и шприц и просит вколоть лекарство. Он никогда не подаёт вида, что ему больно. Я чувствую его боль как свою.
Протираю спиртом кожу, втыкаю иглу, - Господи, лучше бы в себя. Ввожу лекарство.
Мы пьём чай, он рассказывает разные истории, но часто не может говорить из-за приступов кашля. Я уезжаю.
В ледяном тамбуре электрички десять лет спустя, я сижу на полу и вспоминаю горячий июльский воздух. Мы приехали к папе, я буду ловить шмелей, а по лабиринту экрана будет бегать от паучков колобок.
- Пойдём, посмотрим, насколько прочна эта бутыль, говорит, смеясь папа и мы идём во двор…
inomarkina: (Default)
Это был один из тех прекрасных обедов, когда мы были только вдвоём.
- Хорошие помидоры. Вот вроде я и дорогие покупаю, а эти какие-то необыкновенные.
- Да. Это дорогие. А ты покупаешь по обычной цене.
- Ну ладно - ладно. Я бы просто такие деньги даже за эти не отдала.
- Понимаю. Но бывают моменты, когда уже поздно.
- В смысле?
- В смысле. Годах в семидесятых помню мать в больницу попала. Ну я поехал на рынок, думал фруктов каких купить. Прихожу, вижу виноград. Красивый такой... он тогда за килограмм то ли трёшку стоил, то ли пять рублей... как-то так...Ну я подхожу - торгует, как водится айзер, он набросился на меня как на сына родного - "Дарагой, бери виноград!". Я конечно посмотрел так - ну, думаю, ничего. Взвесил веточку как раз на килограммчик. А он мне: "Пятнадцать рублей". Я конечно дар речи потерял, но как настоящий мужчина не позволил себе потерять лицо и отдал пятнашку. А потом я его попробовал. И понял, за что конкретно я эти пятнадцать рублей отдал.
- И с тех пор покупаешь дорогие овощи.
- Стараюсь. Да и вообще не люблю экономить на хорошем. По возможности.

ДВОЕ

Apr. 2nd, 2008 12:00 pm
inomarkina: (Default)
Они вошли в небольшую пиццерию - он открыл дверь, пропустил её, зашёл следом. Помог снять куртку.
- Столик на двоих, некурящий.
- Проходите.
На ней был серый свитер, джинсы, кроссовки. На вид ей было от семнадцати до двадцати пяти. Он выглядел моложе, чем ему было на самом деле.
- Закажешь?
- Будьте добры, две пиццы, салат-бар, ноль три Гинесса и апельсиновый сок свежевыжатый.
- И чуть позже латте.
- Хорошо.
Она была слегка удивлена:
- Почему сок?
- Не знаю. Не хочу пива.
- Значит, Гинесс ты взял мне?
- Ну ты же любишь тёмное.
Она улыбнулась - он знал про неё абсолютно всё. Люди смотрели с интересом на пару за столиком у окна. На нём тоже был свитер и вельветовые брюки. Короткая стрижка хорошо маскировала лёгкую седину.
- Безумно хочу переехать к тебе, только мать не хочется оставлять одну.
- Захочешь - переезжай. Я буду рад.
- Пошли в кино вечером?
Они могли говорить обо всём. Спорт, фильмы, музыка, психология... Правда, он не очень интересовался искусством, но это и не было важно. С ней он чувствовал себя моложе. С ним она чувствовала себя в безопасности. Ото всего.
- Никогда не поменяю фамилию. У меня самый лучший отец в мире. Пусть это знают все.
Он ничего не сказал. Принесли сок и пиво. Он любил свою дочь больше всех. И она это знала.
- Твоё здоровье, - сказали они хором.

December 2013

S M T W T F S
12 34567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 24th, 2017 05:36 pm
Powered by Dreamwidth Studios